,

В Замбии найден гигантский изумруд размером с кулак мужчины и идеальной чистоты

Ничего себе!

Событие, которое случается не каждое десятилетие — в Замбии, на шахте Кагем, принадлежащей компании Gemfields, найден уникальный изумруд. Этот камешек столь велик, что сопоставим по размеру с ладонью Ричарда Капеты, профессионального шахтера, который его и отыскал вместе с геологом Дебабрией Ракшитом. Редакция уточняет — это не самый крупный изумруд в истории, но он все равно поражает воображение!

Шахта Кагем славится своими изумрудами, точнее, их качеством — по словам главного геммолога, Елены Басалья, европейские ювелиры постоянно нахваливают чистый, ровный золотисто-зеленоватый свет здешних камней. Новая находка не посрамила репутацию месторождения, несмотря на свои размеры, этот изумруд также излучает волшебный свет. Он выглядит непривычно, но внушительно, и уже получил имя собственное «Inkalamu», что означает «Лев». Примечательный факт: это второй случай в истории, когда замбийские изумруды получают имена.

Изумруд «Лев» весит внушительные 5655 карат и на самом деле это проблема. Точнее, дилемма: продать целиком или разрезать на много частей и огранить по-отдельности? Кажется варварством резать такое чудо природы, но с практической точки зрения крайне трудно найти достойное применение куску минерала весом почти в целый килограмм. В корону не вставишь, а украшать спинку трона, где его никто толком и не увидит, не в моде уже много столетий. В музее, как экспонат, изумруд достойной прибыли не принесет, а она составляет минимум $2 млн., при грубом пересчета веса камня по текущей цене. Правда, есть третий вариант: аукцион.

По предварительным планам уникальный изумруд в следующем месяце под усиленной охраной отвезут в Сингапур, где его и выставят на торги. И больше никто и никогда его не увидит — предыдущий гигант весом в 6225 карат был продан на условиях анонимности и осел неизвестно в чьей коллекции.

Десерт “Яйцо страуса”, который аж тает во рту

Редкие кадры: Юлия Меньшова показала себя рядом с красавицей-мамой Верой Алентовой и отцом